Мечты, похожие на сон

Министерство транспорта Таджикистана заявило, что Южная Корея рассматривает возможности соединения железнодорожных линий Таджикистана и Афганистана с целью создания условий интеграции дорог Центральной и Восточной Азии. О перспективах такого проекта в интервью рассказала к.э.н, эксперт по транспортной логистике, основатель проекта N.trans Lab Мария Никитина.

– В чем особенность проекта соединения железных дорог Таджикистана и Афганистана?

– Логистически этот проект работает как дополнительная связка Центральной и Восточной Азии. Разворот России на Восток служит мощным катализатором для нового этапа его развития. Растут перспективы потенциального товаропотока и востребованности транспортной инфраструктуры. Отчасти можно считать это одним из ответвлений транспортного коридора Север – Юг со всеми вытекающими отсюда экономическими бизнес-перспективами.

– Зачем Южной Корее вкладывать деньги в этот проект?

– Для Южной Кореи проект может быть интересен в нескольких смыслах. Во-первых, чисто коммерчески: растет спрос на перевозку в регионе, инвестиционные вложения становятся более выгодными. На фоне того, что влияние корейской диаспоры в Центральной Азии исторически высокое, она использует его с целью хорошего заработка. Важно отметить, что усиление присутствия Южной Кореи в регионе позволит ей укреплять и наращивать рынки сбыта своей продукции в Центральной Азии.

Ну и наконец, перспектива развития совместного бизнеса/производства в Центральной Азии для поставок в Россию санкционной продукции: далеко немаловажный фактор, который тоже может служить причиной повышенного интереса. Наша история помнит белорусские креветки и пармезан: теперь будут таджикский Samsung, Kia и Hyundai.

– Есть ли проблема сочетаемости колеи и в теории когда может окупиться проект?

– Сам проект будет отличаться высокой технологичностью перевозочного процесса: в связи с тем, что, как на всем постсоветском пространстве и в Афганистане, основная железнодорожная колея – 1520 мм. Это значит, что груз может идти транзитом и напрямую, минуя дополнительные перегрузки, операции по смене колёсных пар и т.д. Потенциальная окупаемость такого проекта может быть даже чуть выше, чем развитие железной дороги непосредственно в коридоре Север – Юг. Здесь грузовой потенциал представляется чуть меньшим, но зато операционная деятельность в рамках одной и той же колеи будет дешевле.

Очевидно, что такой проект и выгоден, и, вероятнее всего, согласован с Россией. Не исключено, что реализацию проекта со стороны Южной Кореи в надежде получать свой лакомый кусок будут всячески приветствовать и в США.

Справка:

Идея строительства железной дороги, связывающей Таджикистан с Афганистаном, обсуждается более 10 лет. До момента улучшения отношений с Узбекистаном Душанбе делал ставку на этот проект как способ обойти транспортную блокаду через Афганистан и Туркменистан. После прихода к власти В РУз Шавката Мирзиёева отношения между странами потеплели, ограничения на перемещение грузов между Таджикистаном и Узбекистаном были сняты – и проект железной дороги потерял привлекательность.

Проект дороги неоднократно подвергался критике за нерешенные вопросы безопасности, звучали сомнения и в рентабельности проекта. Неясны и источники финансирования проекта. Собственных средств на постройку дороги у Таджикистана нет.

Источник:

Свежие публикации

Публикации по теме

Сейчас читают
Популярное