Не пора ли сдувать пыль со старых карт?

Неделю назад случилось то, что по-хорошему должно было случиться давно. В Астане на полях саммита лидеров-стран участниц Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) состоялась трёхсторонняя встреча президентов России, Кыргызстана и Таджикистана. Предмет разговора был один – проблема кыргызско-таджикской границы.

Всякий раз после очередного пограничного конфликта в Кыргызстане поднималась волна обвинений в адрес… России. Общественность, начиная от всевозможных активистов и блогеров и заканчивая солидными экспертами и политиками, шумно обвиняла Москву в невмешательстве в конфликты. Антироссийские силы в республике получали очередной повод развернуть полемику о необходимости выхода Кыргызстана из ОДКБ. Складывалось даже впечатление, что именно эти силы и являются главными выгодополучателями конфликтов, которые раз от разу становились всё более кровопролитными.

Никто почему-то не замечал (или не хотел замечать), что Москва несколько лет подряд предлагала Бишкеку и Душанбе свою помощь в установлении мира на кыргызско-таджикской границе.

Май 2020 года. Очередной конфликт начинается с земельного спора местных жителей на несогласованном участке границы. Вспыхивает перестрелка между пограничниками двух стран, таджикская сторона применяет миномёты. Российская сторона сразу же предлагает своё посредничество в урегулировании конфликта. Глава российского МИД Сергей Лавров заявляет: «Призываем союзников к тому, чтобы они вступили в диалог… Готовы предоставить свои посреднические услуги и считаем: чем скорее ситуация успокоится, тем будет лучше». Это предложение России было отклонено как Бишкеком, так и Душанбе.

Апрель 2021 года. Очередному вооружённому конфликту на одном из участков кыргызско-таджикской границы предшествует спор между местными жителями из-за водораспределительного пункта в Баткенской области. Спор вновь перерастает в перестрелку между военными двух стран. В результате конфликта погибают 13 граждан Кыргызстана, 134 человека ранены. Уничтожены десятки жилых домов, школа и кыргызская погранзастава.

И в этот раз Россия не остаётся в стороне. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявляет на брифинге: «Подтверждаем готовность Российской Федерации в случае заинтересованности сторон оказать содействие, в том числе экспертное, в установлении прочного мира и безопасности в приграничных районах двух братских государств».

В ответ пресс-служба главы Кыргызстана сообщает: «Президент уверен, что государство сможет справиться с конфликтом при помощи собственных сил».

Май 2022 года. Секретарь Совета безопасности КР Марат Иманкулов, выступая на одном из круглых столов, в очередной раз заявляет: «Конфликты, которые происходят у нас с Таджикистаном, мы сможем решить самостоятельно. Хочу заверить: сейчас нет необходимости подключать Москву и ОДКБ к делимитации и демаркации кыргызско-таджикской границы».

Решить, однако, не удалось. Очередной конфликт, начавшийся 16 сентября, по своему накалу и количеству жертв превзошёл все предыдущие столкновения на кыргызско-таджикской границе. Под обстрел таджикской стороны попали несколько населённых пунктов в Лейлекском и Баткенском районах КР. Боевики без знаков различия с таджикской стороны, по данным Пограничной службы ГКНБ КР, без разбора стреляли по мирным людям, объектам инфраструктуры и жилым домам. Кроме стрелкового оружия, они использовали против кыргызских силовиков и гражданского населения ракетные системы залпового огня «Град», бронетехнику, миномёты, гранатомёты. В результате конфликта, продолжавшегося шесть дней, погибли 59 мирных кыргызстанцев. Генпрокуратура возбудила уголовное дело по статье УК КР «Преступления против мира» (планирование, подготовка вооружённой агрессии, развязывание её, участие в ней, ведение агрессивной войны в нарушение международных договоров).

Когда «обыденная» на первый взгляд перестрелка стала перерастать в масштабный конфликт, президент России Владимир Путин в ходе телефонных переговоров с президентами Кыргызстана и Таджикистана предложил оказать необходимую помощь для обеспечения стабильности на кыргызско-таджикской границе.

Чем конкретно могла помочь Москва? Глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович, выступая ещё в мае перед кыргызстанскими экспертами и представителями власти, предложил: «Россия может достигнуть договоренностей с одной из стран – Кыргызстаном или Таджикистаном – о размещении российских пограничных частей вблизи спорной территории. Они будут осуществлять мониторинг приграничных зон. Что как минимум позволит сократить вероятность применения оружия с одной из сторон».

На кулуарном уровне, отметил Мендкович, подобные предложения уже озвучивались и обсуждались. Но, к сожалению, власти центральноазиатских республик их не принимали. Консультации выливались в то, что каждая из сторон конфликта заявляла о своей односторонней правоте, третейского разбирательства не хотела, а просила предоставить ей оружие, чтобы решить конфликт в свою пользу.

Почему же вполне конструктивные предложения Москвы отвергались и в Бишкеке, и в Душанбе? Мендкович предположил, что представители власти обоих государств находятся под давлением криминального лобби. Появление пограничников России в зоне конфликта ограничит возможность не только стрельбы, но и провоза контрабанды. Поэтому криминальные группировки не заинтересованы в разрешении многолетнего конфликта. Москва в этой ситуации оказывалась «третьим лишним».

Для обсуждения очередных предложений Москвы Бишкек и Душанбе созрели через месяц после телефонного звонка В. Путина. Этому предшествовали нашумевший демарш президента Садыра Жапарова, отказавшегося участвовать в очередном неформальном саммите глав государств СНГ в Санкт-Петербурге, и отмена Министерством обороны Кыргызстана учений миротворческих сил ОДКБ «Нерушимое братство – 2022» на территории республики.

Долгожданная трёхсторонняя встреча лидеров РФ, КР и РТ состоялась 13 октября. Даже в кадрах короткого видеорепортажа отразилась напряжённость обстановки – президенты Кыргызстана и Таджикистана держались демонстративно отчуждённо друг от друга. Видеокамеры также запечатлели любопытный момент: Путин и Жапаров в ожидании припоздавшего Рахмона некоторое время что-то вполголоса обсуждали вдвоём.

Некоторые подробности переговоров стали известны от Владимира Путина, который 14 октября на своей пресс-конференции в Астане, в частности, сообщил, что участники переговоров «договорились о том, что и одна, и вторая стороны передадут нам соответствующие документы и их видение решения этой проблемы, а мы не только постараемся оценить эти предложения со своей стороны, но и используем для поиска решения имеющиеся в нашем распоряжении документы, которые могли бы лечь в основу возможных договорённостей. Имею в виду, что в Москве подчас больше даже достоверной информации о границах между союзными республиками, чем в самих союзных республиках. Мы поднимем эти документы, поднимем эти карты, посмотрим и вместе с коллегами потом поищем решение».

Итак, о размещении российской мониторинговой миссии на кыргызско-таджикской границе речь по-прежнему не идёт. Но, пожалуй, впервые пошёл серьёзный разговор об участии Москвы в делимитации границы в роли арбитра.

Возможно, именно это обстоятельство заставило нервничать президента Таджикистана, что проявилось в ходе саммита «Центральная Азия – Россия», прошедшего перед итоговой пресс-конференцией В. Путина. Э. Рахмон вдруг обрушился на российского лидера с упрёками. Суть претензий понять было сложно – речь Рахмона была весьма сумбурной: «Мы хотим, чтобы нас уважали. Мы что, какие-то чужеземцы? Не надо в нас много денег вкладывать. Владимир Владимирович, просьба к вам, чтобы не было политики к странам Центральной Азии, как к бывшему Советскому Союзу».

Этим своим выпадом президент Таджикистана не только опроверг любимый тезис кыргызстанских русофобов о том, что «Рахмон – марионетка Путина», но и породил любопытные версии относительно причин эмоционального всплеска. «Отношение, как к Советскому Союзу» – это о чём? О попытках Москвы помочь делимитировать кыргызско-таджикскую границу с опорой на советские документы? Получается, документы эти не в пользу Душанбе?

Наступает ли момент истины – и не только в сугубо пограничных спорах? Это покажет ближайшее время.

События между тем развиваются стремительно. О том, что Кыргызстан нуждается в помощи России, официальные лица республики заговорили уже открытым текстом.

Так, вышеупомянутый секретарь Совбеза КР М. Иманкулов в интервью государственному радио признался: «Наш президент обратился к Путину и попросил помочь в решении этого (пограничного) вопроса. Я думаю, эта проблема решится, ведь в Москве могут найти архивные документы и карты».

Ещё одно откровение выдал министр обороны КР Бактыбек Бекболотов, сообщивший на пресс-конференции, что на недавней встрече с генеральным секретарём ОДКБ Станиславом Засем он предложил для урегулирования конфликта выставить на кыргызско-таджикской границе миротворческий контингент сил ОДКБ. «Я сказал Засю, что между кыргызами и таджиками мира не будет, пока между нами не встанет третейский судья. К примеру, маленький контингент ОДКБ на наших спорных участках, чтобы он решил несколько задач – контроль прекращения огня и отвод тяжёлой техники от государственной границы. Дальше можно решать политическую задачу по делимитации госграниц», – сообщил глава военного ведомства.

На фоне тревожных сообщений с кыргызско-таджикской границы кыргызстанские политики начинают апеллировать к российскому президенту как к главному гаранту безопасности в регионе. Так, 20 октября депутат Жогорку Кенеша (парламента Кыргызстана) Балбак Тулобаев на пленарном заседании заявил: «Если таджикская сторона не прекратит агрессию, то это будет плевок в сторону России и самого Путина».

Между тем, по данным Пограничной службы Госкомитета национальной безопасности КР, таджикская сторона ещё с 25 сентября осуществляет подготовку огневых позиций по всему периметру государственной границы с Кыргызстаном – роет окопы и траншеи.

«Зафиксировано более десяти фактов применения таджикской стороной дронов, которые, нарушая воздушное пространство Кыргызстана, вели разведывательные действия. Пограничная служба ГКНБ Кыргызстана фиксирует переброску личного состава и техники в приграничных районах Таджикистана, использование в этих целях автомашин скорой помощи, подвоз на гражданских автомашинах боеприпасов на позиции Таджикистана. Имеются неоспоримые свидетельства того, что в целях подготовки наёмников, а также складирования оружия и боеприпасов таджикская сторона использует мечети, таким образом, разрушая исламские ценности», – говорится в заявлении Погранслужбы ГКНБ КР за 19 октября.

Вадим Ночёвкин

Источник:

Свежие публикации

Публикации по теме

Сейчас читают
Популярное